Интервью с пользователем volvlad

Владимир, расскажи, как попал в “нефтянку”?

Если можно так выразиться, то я “оказывался” в нефтянке дважды. Второй раз окончательно (вроде как).

Изначально связывать свою жизнь с нефтянкой я не собирался, мне всегда нравилась математика, и в старших классах я решил пойти учиться на прикладную математику, планируя в будущим стать программистом. Так вот первый раз я попал в нефтянку, будучи студентом 3-го курса мехмата Самарского государственного университета. Мой друг, который тогда стал активистом в профкоме (в принципе он до сих пор в университете), сказал, что к ним обратились представители одного из подразделений ЮКОСа, которое искало студентов, желающих подработать. Это было одно из подразделений, занимающееся автоматикой процессов добычи и подготовки нефти, им нужны были программисты для разработки программного обеспечения, автоматизирующего работу операторов на месторождениях. В общем, я решил попробовать, тем более тогда одно только упоминание того, что ты работаешь в ЮКОСе, было мега-круто. До этого момента к нефти я никакого отношения не имел, и не представлял себе, если честно, что вообще могу оказаться в нефтянке. В этой компании я проработал до окончания университета, ездил по цехам добычи “Самаранефтегаза”, устанавливал и сопровождал создаваемый нами софт, знакомился с процессами добычи и подготовки (на уровне обывателя). Спустя несколько месяцев уже знал, чем отличается ШГН от ЭЦН :)

Второй раз, когда я уже был на 5-м курсе, я узнал о программе переподготовки в Томске и о том, что отучившись там 1 год можно получить степень магистра в зарубежном университете. Это тоже тогда казалось чем-то нереальным. Подробности того, что такое Heriot-Watt я узнал пообщавшись с ребятами со старшего курса, которые только, что выпустились и уехали в Томск. Это все было в самом начале учебного года 5-го курса. В общем, было решено, что надо пытаться поступить. Начал усиленно штудировать английский (до этого я учил немецкий). Для того, чтобы поближе познакомится с нефтянкой, с помощью декана, я и еще несколько ребят, изъявивших желание поступать в ХВ, были устроены на производственную практику в “СамараНИПИнефть”, где мы несколько месяцев знакомились с Eclipse. Практически сразу после окончания практики, мне предложили небольшую халявку - сматчить модель одного из пластов Ясеневско-Гараевского м-я. Мне объяснили, что надо получить на выходе, какие параметры для этого можно менять, а какие трогать категорически запрещается. Я если честно мало, что понимал, особенно, что касалось производительности самих скважин, но мне было жутко интересно. В итоге, эта “халява”, чуть не сорвала мой диплом, дело шло к окончанию года, и параллельно приходилось заниматься этим проектом, писать диплом, и как-то успевать работать в “Нефтеавтоматике”, где постоянно были поездки по области, благо использование удаленных подключений существенно снизила необходимость присутствия на объекте при настройке софта. К тому же, немного усложнял ситуацию, тот факт, что в качестве дипломной работы, моим новым научным руководителем мне была назначена абсолютно новая для меня тема, в которой я мало разбирался. Причина смены руководителя была проста - нужен был запасной план на случай провала экзаменов в ХВ, а запасным вариантом была аспирантура (в армию как-то идти не хотелось), а с предыдущим научником об аспирантуре речи идти не могло.

Спал и кушал я тогда мало, работал много. Денег за работу тоже получал немного, но как-то удавалось сводить концы с концами. В общем с трудом, но все получилось - я поступил в Хериот-Ватт, вместе с моим однокурсником (TimTaller) и еще одним товарищем со старшего курса (Гоша), который не успел вовремя подать документы вместе со своими. Кроме нас, было еще несколько самарских ребят.

Чему был посвящен индивидуальный проект в HW-TPU?

Индивидуальный проект в ХВ был посвящен анализу проблем расчетов забойного давления по уровню в затрубе. Проблема разумеется была не нова, но была достаточно актуальной и "политизированной". В ЮКОСе из-за дискуссий вокруг того есть ли пена в затрубе или нет. В результате выполнения работы были обнаружены несколько интересных результатов, показывающих, что при определенных условиях, даже используя “правильные” методики расчета, можно получить неоднозначные оценки в значениях забойного давления.

Во время выполнения диплома приходилось разбираться с корреляциями, оценивающими плотность многофазной жидкости в стволе скважины. В дальнейшем этот опыт пригодился, когда я начал работать с IPM.

Где начинал карьеру?

Начало карьеры - это достаточно протяженный период во времени. Попробую по возможности быть кратким.

Как ты помнишь, нас всех после окончания ХВ сразу же отправили работать на места, в компании, к которым мы были прикреплены на время обучения, без дополнительной годовой стажировки в FDP-Центре ЮКОСа в Москве, как это было сделано в 2 предыдущих года. Начало нашей трудовой деятельности совпало с началом конца ЮКОСа. Я вместе с достаточно большой группой из 10 человек, включающей в себя разработчиков и геологов, в сентябре 2004 года были направлены работать в "СамараНИПИнефть", где нас отделили от всех остальных, посадили в отдельный кабинет и дали задание на ближайшее время. Нам предстояла работа над составлением проекта разработки Радаевского месторождения. Амбиций у всех было много, институт тогда был в достаточно затруднительном финансовом положении, в ЮКОСе творился хаос, что будет завтра было непонятно, с зарплатой бывали перебои. А когда перестали платить ЮКОСовскую надбавку стало совсем грустно. В итоге к лету 2005 года из группы в 10 человек, нас осталось только двое - я и Геннадий Федорченко. Остальные преимущественно не-Самарцы разбежались по другим компаниям.

В апреле у меня родилась дочка, финансовое бремя возросло, и я тоже начал заниматься поисками работы. К лету положение в институте стало улучшаться. И нам учитывая, что мы достаточно быстро делали модели, стали часто скидывать срочную работу, в основном связанную с моделированием, причем, как гидродинамическим, так и геологическим по тем проектам где были завалы. Помимо этого, у института были договора по составлению проектов разработки с новой малоизвестной компанией "Самара-Нафта". Нам с Геннадием предстояло в кратчайшие сроки сделать гидродинамическую модель Мамуринского месторождения, заматчить ее и представить заказчику. На месторождении на тот момент были пробурены всего 5 скважин (или около того) с историей добычи 2-3 года. Понятно, что такую модель мы сделали быстро. Первоначальная защита модели была в офисе заказчика. К тому времени в Самара-Нафте уже начали работать несколько ребят с первого и второго выпуска ХВ (ушедших из ЮКОСа), которым мы показывали результаты нашей работы. Также были приглашены несколько американцев из Hess (Hess в 2005 году стал владельцем доли в Нафте). Презентация им понравилась, к тому же пару раз, отвечая на вопросы зарубежных коллег, я блеснул знаниями английского. В общем засветился. В итоге спустя некоторое время, мне позвонили из Самара-Нафты с предложением работы. У меня была дилемма куда пойти. На тот момент я также получил положительный ответ из Роснефти для работы в офисе в Москве (КНТЦ был только-только образован из FDP-центра). Если честно, на тот момент, выбор для меня был достаточно сложным, пойти работать в небольшую малоизвестную компанию или крупную (расширяющуюся, и по сей день) государственную компанию.

Со своего сегодняшнего опыта, я думаю, что я тогда сделал правильный выбор, выбрав Самара-Нафту. Мне нравится одна фраза, но правда в ее правильности я убедился позже, что "в небольшой компании ты - личность, в крупной - штатная единица" (слышал на английском несколько раз - in a big company you are a number not a person).

Дополнительным аргументом в пользу выбора молодой динамично развивающейся компании стала сфера выполняемых задач. В Роснефти - это была бы позиция в департаменте сопровождения бурения, с достаточно узким как мне казалось кругом задач. Хотя однозначно сказать, что было бы, если бы... трудно, да и ни к чему это.

Ну и финальную точку в принятии решения поставил тот факт, что когда я проходил финальные собеседования Самара-Нафта получила лицензии на разработку месторождений недалеко от с. Кошки, в котором я родился и вырос. Так сказать, представился шанс поработать на развитие малой родины :).

Самара-Нафта. Чем приходилось заниматься?

В Самара-Нафте на протяжении всех 6 лет, что я там проработал, приходилось заниматься очень широким кругом задач, так или иначе сопровождающих разработку месторождений.

В компанию в сентябре 2005 года я пришел в качестве специалиста по гидродинамическому моделированию (так звучала официальная должность). Кстати, так получилось, что официально устраиваться на работу я пришел в тот же день что и Unknown, с которым мы также некоторое время поработали в СамараНИПИ, чему был приятно удивлен.

В первые дни своей работы я занимался в основном гидродинамическим моделированием, на тот момент у компании было всего 2 работающих месторождения с 15-ю скважинами в добыче. Очевидно, что работы, по этому направлению было немного. Спустя несколько месяцев, компания к имеющимся 2 лицензионным участкам на перспективном "Севере" (Самарской области), купила еще 2 и стала оценивать возможность покупки участков, расположенных между нашими блоками и находящихся во владении "Волганефти" (дочерняя компания Русснефти). Эта покупка позволяла логично объединить все участки в единый блок. Этот регион был относительно новым в плане разработки, несмотря на то, что скважин было набурено достаточно много в 60-90е годы, но в добыче месторождения никогда не были, по причине нерентабельности. Нефть там тяжелая, вязкая.

В общем, меня и еще несколько недавно принятых молодых специалистов кинули на оценку "Севера". Следуя западным стандартам была создана многофункциональная группа по оценке перспективности и развитию Северной группы месторождений. В группе у нас был координатор, и 1-2 специалиста по каждому направлению - геология, обустройство и разработка. Я соответственно отвечал за разработку. Одной из первых задач, стала оценка ожидаемой добычи с каждого месторождения, составление программы бурения исходя из количества планируемых к бурению скважин и количества буровых станков, нужно было также учесть приоритеты разбуривания исходя из требований лицензионных обязательств и продуктивности скважин. Также нам нужно было произвести оценку участков Волганефти. Был разработана и реализована в Excel, неплохая методика расчета профилей добычи, учитывающих требования, упомянутые выше. В январе 2006 года, спустя 5 месяцев после начала работы, мы уже показывали первые расчеты менеджменту в Лондоне. К лету 2006 года первая версия бизнес-плана была закончена и началась его постепенная реализация. Параллельно мы занимались построением детальных геологических и гидродинамических моделей, прикидывали оптимальные планы разработки.

Компания расширялась, мы набирали новых бойцов (см ссылку ниже). Нужны были единомышленники, работающие в той же “системе координат”, если так можно сказать, и со знанием английского, поэтому при поиске специалистов предпочтение отдавалось выпускникам ХВ.

Еще некоторое время для построения профилей добычи всего актива мы пользовались созданным алгоритмом в Excel, который все еще справлялся со своей задачей. Конечно же частенько его приходилось дорабатывать, но задав кол-во буровых станков, кол-во требуемых скважин, лицензионные ограничения, определив свойства пластов и скважин, и нажав кнопку спустя час-два (расчетов было достаточно много) мы получали профиль добычи. Становилось очевидно, что у данной методики очень много допущений и ограничений, к тому же она в очень упрощенной форме учитывала геологические свойства каждого месторождения. Для решений многих задач расчет не годился вовсе. К примеру, очень часто нужно было рассчитывать экономическую целесообразность расширения пропускной способности некоторых объектов. Для этого требовались расчеты профилей добычи с ограничением пропускной способности. Если с ограничением добычи в отдельно взятой скважине проблем особых не было, то построение оптимального профиля добычи с ограничениями на каком-либо узле, объединяющем несколько месторождений, с помощью Excel было достаточно проблематичным. В то время я и узнал об IPM, съездил на курс. И по возвращению начал потихоньку переделывать модель расчета профилей добычи из Excel в GAP. Где-то через полгода все расчеты добычи в целом по компании выполнялись в GAP. Создание и обновление модели было практически автоматизировано, все данные по месторождениям сохранялись в базе данных, результаты экспортировались в Excel и представлялись в виде сводных таблиц.

Параллельно мы строили модели по крупнейшим месторождениям, которые составляли большую часть запасов компании. А также начинали разбуривать север. Правда, активного бурения не было вплоть до отмены НДПИ на вязкую нефть в 2008 г (точный год не помню, в Консультант лезть лень). Нулевая ставка НДПИ на вязкую нефть свыше 200сП в пластовых условиях, послужила основным стимулом дальнейшего развития этого проекта. До этого в целом проект был условно рентабельным. Были отдельные объекты с хорошей экономикой, но в целом экономические показатели были не ахти.

По мере роста объемов бурения, а они выросли значительно (в масштабах небольшой компании). Также стоит отметить, что практически все скважины на нашем “Севере” бурились горизонтальными. Ожидаемые дебиты вертикальных скважин в большинстве случаев не устраивали. В самом начале проекта, первоначальный шаг смены концепции бурения на горизонтальные скважины с традиционных наклонно-направленных скважин был не прост, но после первых более чем положительных результатов, сомнений в правильности выбора ни у кого уже не было. Единственное, что в условиях высокой неопределенности в геологическом строении тщательное сопровождение бурения стало необходимым. Структурные неопределенности по сейсмике были около +/-30 метров. Так постепенно планирование скважин, и сопровождение их бурения стало еще одной неотъемлемой частью выполняемых задач. Практически сразу после окончания бурения, мы делали оперативное обновление геологической и гидродинамической моделей. Все месторождения в компании относительно мелкие, и зачастую бурение очередной скважины кардинально меняло преставление о строении залежи. Поэтому требования к оперативности обновления моделей были максимальными. Сделать это в рамках моделирования при составлении проектных документов или подсчетов запасов было нереальным. Зачастую, получалось так, что к тому времени, когда проектный документ проходил финальные стадии утверждения в ЦКР, модели на которых он базировался уже были неактуальными. Все оперативные обновления моделей мы делали внутри компании. Также старались по возможности, сделать так, чтобы весь цикл, от составления геологической модели, к гидродинамической, до планирования разработки, а также дальнейшее сопровождение бурения было в одних руках.

Каждый год начинался с пересмотра плана бурения на следующие года, обновления моделей по результатам бурения, летом шло составления бюджета и долгосрочного плана (собственно, как у всех). При составлении планов мы максимально учитывали требования Hess, также строго следили за выполнением лицензионных обязательств и проводили их оптимизацию.

Помимо всего этого мы также присматривались к новым участкам, готовились к аукционам, оценивали перспективы покупки лицензионных участков других компаний. Hess был серьезно настроен на дальнейшее расширение актива.

Объемы задач росли, в 2010 году я стал начальником отдела интегрированного моделирования, появилась возможность пригласить к себе в группу новых специалистов. При поиске новых сотрудников, сайт для нас всегда был одним из основных способов поиска новых сотрудников. Первыми мы взяли к себе Albinos и Belle, позже к нам также присоединился my beautiful_hatred. Но правда, он пришел тогда, когда я уже был в процессе перевода в Данию. Пока я был в отпуске и бегал оформляя документы, он занял мое место, в буквально смысле - сел за мой рабочий стол и отжал компьютер :) В общем, стало очевидно, что назад пути нет :)

Как оказался в самой Hess?

По настоящему в Hess я оказался в конце 2011 года, когда мне предложили поработать в Дании, позвав на мое место в Самару специалиста из Hess.

Со специалистами из Hess мы всегда работали очень тесно. В Лондонском офисе, куда был привязан наш актив была группа специалистов, работавших с Россией. Ежеквартально мы проводили технические совещания, поочередно в Лондоне и Самаре.

Как я уже писал выше, Hess владела основной долей Нафты. И разумеется, как основному инвестору им хотелось быть в курсе всего, что происходит внутри Самара-Нафты, хотелось понимать, каким образом принимаются решения, какими инструментами мы пользуемся для моделирования и анализа данных, и хотели подвести наш под общие Хессовские стандарты. Их специалисты Hess разбирались с нашими стандартами, требованиями и правилами. И в то же врем внедряли западные стандарты у нас в Нафте. Не смотря на то, что Самара-Нафта в целом была достаточно "западноориентированной" компанией, от российских реалий никуда не денешься. У нас куча всевозможных стандартов, регламентов и требований, игнорировать которые нельзя, приходилось совмещать. Вообще, по этой теме можно говорить отдельно.

Какие ключевые различия на твой взгляд?

Различий конечно достаточно много. Одно из наиболее значимых отличий (я говорю про Нафту, но думаю, что это характерно для многих дргуих Российских компаний), - это четкая вертикально-интегрированная структура с четким разделением по функциональным обязанностям. В Hess - это матричная структура, с разделением по активам. Разделение по функциям тоже есть, но уровней значительно меньше.

Отношение начальник-подчиненный на западе менее формально. Хотя если честно и в Нафте особого формализма не было. В этом плане у нас была достаточно либеральная компания.

Заработные платы опытных специалистов и менеджеров могут быть на одном уровне, или отличаться незначительно.

Если говорить собственно о геологии и разработке, то основным различием являлось применение детерминистических подходов у нас и вероятностных у них. Нашему отделу, который был неким связующим звеном между Hess и Нафтой постоянно приходилось как-то сглаживать все эти разногласия. Западная школа способствовала продвижению вероятностных подходов. Вообще, в то время у нас было некое противостояние (в хорошем смысле) вероятностных подходов с традиционной российской концепцией “одной карты” на все случаи. Но в то же время, к примеру, применение вероятностных подходов при решении задач поиска, а также при принятии инвестиционных решений (участие в аукционах, оценки компаний для покупки и пр) не ставилось под сомнение. Стандарты и подходы, которые мы использовали для поиска были взяты из Hess. С другой стороны, при планировании бурения эксплуатационных скважин, мы преимущественно использовали детерминистическую оценку на основе BTE (best technical estimate) варианта.

В Hess мы практически всегда для принятия инвестиционных решений пользуемся вероятностными оценками. Используется так называемый “портфельный подход”, где каждая инвестиция или актив характеризуется еще и связанной с нею риском. И оценивается насколько высока экономическая привлекательность и сможет ли данные проект конкурировать с другими проектами. Бюджет у компании ограничен, поэтому важно принимать решения, сравнивая с другими альтернативными вариантами инвестиций или активами.

Очень часто к вероятностной оценке (Р10, Р50, Р90) мы приходим после проведения детерминистической оценки базового, пессимистичного и оптимистического (BTE, RL, RH) вариантов с помощью, так называемого планирования эксперимента (Design of Experiment - DoE). У нас в компании этот подход достаточно распространен.

Кому интересно про вероятностные оценки, можно почитать главу 5 в гиде по запасам SPE. Кое-что о DOE недавно писал у себя в блоге.

Сейчас в Hess ты все еще занимаешься IPM?

После того, как я "заразился" интегрированным моделирование я был одним из главных идеологов продвижения этого подхода, как в Самара-Нафта, так и в Hess. Сейчас в Дании я продолжаю работы над созданием и поддержкой интегрированной модели наших месторождений. Основная задача, которая стоит перед нами - это сделать модель "живой", т.е. обновляемой максимально эффективно и быстро под решение конкретных задач. К примеру, настройки модели IPM для краткосрочной оптимизации, достаточно отличаются от модели, настроенной на долгосрочную оптимизацию. Настройка модели вручную под текущее состояние занимает достаточно много времени. Ну и вероятность допустить ошибку возрастает.

Можешь привести примеры задач, которые вы решаете с помощью IPM?

Круг решаемых задач, может быть достаточно широким.

Расскажу о нескольких примерах, которыми мы занимаемся регулярно. Задача краткосрочной оптимизации газлифта (на ближайшие месяц-два-три) исходя из текущего состояния скважин. Мы, к примеру, знаем, что мы сейчас приближаемся к ограничению по пропускной способности компрессора, через который проходит весь газ добываемый с месторождения вместе с газом для газлифта. Это означает, что нужно будет ограничивать газлифт на некоторых скважинах, максимизируя добычу нефти, учитывая существующие ограничения. IPM отлично подходит для задач оптимизации такого рода. Дополнительно к ограничения по газлифту, практически каждая скважина также имеет и другие ограничения по диапазонам безопасных режимов работы (production envelopes). Эти ограничения касаются выноса проппанта/песка, появления отложений, обрушения меловых пород и другие. У нас есть модель, в которой все учитывается при расчете прогнозов добычи.

Для одного месторождения, эти задачи, можно решить и в Eclipse, но когда к одной и той же платформе подключаются другие месторождения, IPM становится незаменим.

Есть у нас и другие примеры. К примеру, на некоторых активах IPM используется для выполнения задач разделения добычи по скважинам и пластам (оффшорный проект с sub-sea). На Баккене с их огромными объемами бурения и высокой пиковой добычей в первые дни после запуска скважин, IPM используется для оптимизации графика бурения.

Сайт. Нас уже несколько раз в чате спрашивали про историю проекта. Как все начиналось?

Да, наверное, пора уже об этом рассказать, всем тем, кто не знал и напомнить тем кто подзабыл.

Идея сделать этот сайт появилась практически сразу после того как мы все после окончания ХВ осенью 2004 года разъехались по местам, без годовой стажировки в FDP-центре. Многие во время обучения сдружились, и идея сохранения связей была многим интересна. Напомню, что социальных сетей тогда еще не было. Facebook, к примеру, был основан лишь в 2004 году. Так вот, Геннадий Федорченко взялся за реализацию этой идеи, тода мы еще работали вместе в СамараНИПИ. Он зарегистрировал домен heriot-watt.ru и написал первый движок для сайта. Первую версию он сделал очень быстро, там были разделы о сайте, фотки, объявления, творчество и раздел для общения, для которого он сделал простенькую гостевую книгу (забавный факт: интерфейс первой версии гостевой книги был практически скопирован с гостевой книги сайта Самарского футбольного клуба "Крылья Советов", Гена - фанат крыльев). В гостевой книге каждый мог оставить комментарий без регистрации. Мы там все общались, узнавали, как дела, кто как устроился, задавали технические вопросы. Читали гостевую многие, а писали там в основном завсегдатаи, кружок "спаммеров" определился сразу (некоторые из них до сих пор активно участвуют в жизни сайта). Разговоры, по правде сказать, все больше были не технические, кто куда попал, про футбол, в общем, как говорится "за жизнь". Потом случилось так, что сайт накрыли спам роботы. За пару месяцев сайт “умер” - превратился в помойку. Поток комментариев стал практически неуправляемым, найти что-то полезное было практически невозможно. Как следствие, сайт был заброшен, до тех пор пока ты не взялся за реанимацию. Лучше, наверное, тебе самому рассказать, что было дальше.

Antalik: Гостевую я читал каждый день, но сам писал мало. Потом гостевая стала сплошным потоком спама. Последние комментарии были типа “товарищи нужно что-то делать”, “где Гена” и тд. На тот момент я совершенно не имел никакого понятия как управлять сайтом. Почему я решил этим заняться, и о чем я тогда думал это отдельная история. В общем я связался в Геной, попросил его продать мне сайт. Он мне просто передал управление от домена и хостинга, ему видимо и самому текущая ситуация не нравилась. Я нанял какого-то студента, он установил на сайт движок форума. По сути, это стало вторым рождением проекта.

Вся история хорошо прослеживается по вебархиву:

Дальше уже переехали на текущий домен.

А как ты стал модератором?

Если честно, у меня был период, когда я тоже практически не посещал сайт и не участвовал в его жизни. Я даже пропустил тот момент, когда ты обновил сайт. Я был зарегистрирован 116-м или что-то около того. Но после обновления в 2006 году я и стал активным участником жизни сайта. Мне всегда был интересен этот проект. Те, кто меня знает, знают, что я человек открытый, люблю общение, готов помогать. Ну а почему ты позвал именно меня в модераторы, это наверное у тебя надо спрашивать? :)

Я думал ты сам попросил права модератора.

Ну можно сказать и так, просто если ты помнишь, я тебя периодически просил что-то подправить, ну и ты видимо, для того чтобы я отстал)) как-то быстро предложил мне стать модератором.

До тебя модераторами на сайте были Роман (vulcano) и Алмаз (mazylovo), ты еще застал это время или уже после них стал модератором?

Вот этого я точно не помню. По-моему, после. Они в то время были очень активными участниками, постоянно предлагающими идеи в какую сторону по их мнению сайт должен развиваться.

Antalik: мы в этом вопросе тогда не сошлись во взглядах. Я озвучил, что нужно сделать подфорумы по разным техническим вопросам (сначала у нас был один подфорум “Вопрос-ответ”) - и мне было интересно развивать сайт именно в этом направлении. Роман и Алмаз на сколько я их понимал видели сайт прежде всего местом тусовки ХВшников, собственно это так всегда и было. Я понемногу начал перестраивать структуру, поднимать технические темы, на сайте все больше стали регистрироваться не ХВшники. Роман и Алмаз постепенно потеряли интерес к проекту. Наверняка ты уже после стал модераторам.

volvlad: Да, тогда начало стремительно расти число участников форума, приходили все новые пользователи, дискуссии постоянно выливались в какие-то персональные стычки. Да и просто спама было много. Без модерирования мы бы далеко не уехали.

Вопросы от пользователей

Lyric: Насколько ты доверяешь модельным расчетам? И насколько разделяешь позицию многих российских геологов, что показатели должны быть рассчитаны на гидродинамической модели?

В целом я доверяю модельным расчетам, при условии, что модель адекватна. Разумеется, надо понимать, что у всех моделей есть ограничения, перечисленные mishgan-ом в следующем вопросе). Идеального инструмента для моделирования, учитывающего все, что происходит в пласте на сегодняшний день нет. Да и модель сама по себе по сути является упрощенным представлением реального процесса или объекта. Упрощение одних параметров, должно компенсироваться изменением других.

К примеру, убрали лишнюю слоистость в модели, потеряли некоторую информацию о гетерогенности, нужно подкрутить другие, чтобы учесть гетерогенность в загрубленной модели, скажем kv/kh или фазовыми.

Celebrity: Есть ли принципиальные отличия в подходах моделирования в РФ и за рубежом?

Сложно сказать, если ли какие-то принципиальные отличия или нет. Я особой разницы не вижу. Разницу в подходах моделирования определяют конкретные люди. Хотя конечно же достаточно большое влияние на моделирование у нас в РФ оказывают гос. органы с их многочисленными правилами, регламентами. “Принудиловка” по созданию моделей для проектных документов, привела к тому, что модели сопровождающие проектные документы очень часто сделаны для “отмазки”, просто потому что это просто требуется. Потом после защиты модель кладется на полочку вместе с отчетом до следующего цикла защиты. Затем конкретные реальные решения принимаются на основе зависимостей или моделей, сделанных для внутреннего производства.

Mishgan: Какой подход в долгосрочном прогнозировании добычи/проектировании разработки нефтяных месторождений (за исключением ГД моделирования) тебе больше всего импонирует? Почему? (Желательно без пространных рассуждений на тему, что все методы имеют свою область применения/ ограничения/ недостатки/ особенности)

Буду краток, если не по ГД модели, то мне больше всего нравится мат. баланс, из-за простоты, но при этом достаточно высокой гибкости. В принципе это та же гидродинамическая ячейка, чуть большего размера. Ну и можно несколько танков объединять друг с другом. Возможностей очень много.

Ну а когда надо ну очень быстрый расчет, чтобы было готово завтра, тогда по кривым падения.

alex_stan: Какие 10 (меньше или больше) книг, на твой взгляд, нужно обязательно прочесть каждому гидродинамику? А какие не стоит?

Хороший вопрос, но не знаю насколько хорош из меня советчик. Дело в том, что по нефтянке я читал книги только на английском языке, на русском по нефтянке не могу. И это не потому, что я сноб или что-то в этом роде. Просто я учил нефтянку по английским книжкам, русские просто не получается читать. Хотя по математике русские идут отлично.

  1.  Как мне кажется каждому инженеру гидродинамику нужно прочитать в обязательном порядке прочесть, книгу (или несколько) по разработке (reservoir engineering) - L.P.Dake (обе книжки), T. Ahmed (тоже сгодится), у меня на полке также стоит N. Ezekwe (очень хороша как справочник, коротко почти обо всем).
  2. Также хорошо бы дополнительно почитать о PVT - McCain или Ali Danesh (вторая мне больше нравится)
  3. Обязательно книгу о собственно моделировании - Aziz, Peaceman или Fanchi
  4. Ну а дальше в зависимости от решаемых задач, читать более узконаправленные книги. Скажем, по EOR, трещиноватым коллекторам (van Golf-Racht) или композиционному моделированию.

TealGlass: Какие дополнительные навыки хорошо бы иметь геологу? Например, нужно ли знания языков программирования?

Геологу все-таки прежде всего нужно очень хорошо знать свою основную предметную область, которая и без дополнительных знаний очень обширна. Нужно также иметь хорошие знания из смежных областей. Нужно знать петрофизику (у нас часто петрофизики отдельно). Также на мой взгляд геологу необходимо хотя бы немного разбираться в сейсмике. Ну и ко всему прочему хорошо бы иметь представление о разработке и моделировании (особенно если геолог занимается геологическим моделированием).

Из дополнительных не геологических знаний, умение программировать конечно было бы очень неплохо, позволило бы несколько упростить жизнь, но это вовсе не обязательно.  Лучше всего начинать с чего-то простого, скажем, для начала научиться работать с большими массивами данных, уметь совершать всевозможные манипуляции с ними (импорт, экспорт, преобразования, визуализация, пр.). Этому может способствовать глубокое изучение - Excel. Одними только формулами, без макросов, можно много, что сделать. Возможности у Excel очень широки, но мало кто их использует в полной мере.

И еще совет, при работе со специализированным программным обеспечением, будь то Petrel, Techlog, или не важно, что еще - старайтесь изучить все его возможности. Пробегитесь по всем его командам в меню, узнайте, что они делают. Каждый пункт меню или кнопка, создавались программистами для каких-то целей, для выполнения каких-то полезных функций, решения каких-то задач. Изучайте функционал на тестовых задачах, не боясь испортить проект. Очень часто, при использовании программного обеспечения, специалисты пользуются одними и тем же заученным способом решения задачи, боясь экспериментировать.

Stronzc: Владимир, если бы судьбой не было уготовано попасть в нефтянку, в какой бы области хотелось бы работать? Математики много где работают))

Скорее всего остался бы программистом. В какой точно области сказать трудно. Сегодня существует очень много интересных на мой взгляд направлений - веб, разработка приложений для мобильных платформ. Возможно, удалось бы открыть свою компанию.

Tooky: Если посмотреть вакансии (в основном в зарубежные компании), то и за 5-10 лет весь список требуемых навыков трудно приобрести, учитывая, что у многих, как правило, задачи однотипные. Без каких основных знаний и навыков (в т.ч. софта, кроме MS Office) не обойтись Petroleum Engineer’у и в российской и в зарубежной компании? Очевидно, все зависит от специфики компании и проектов, но на твоем опыте, какого уровня специалист сегодня востребован в отрасли как «там» так и на 1/6 части суши, что определяет его конкурентоспособность?

В описаниях требуемых объемов знаний к вакансиям, часто пишут несколько больше чем нужно уметь на самом деле. И причин тут может быть много. Во-первых, часто когда открывается вакансия, работодатель не имеет четкого представления с чем конкретно специалисту придется работать. Плюс ко всему работник нанимается не на одну задачу а на целый спектр, ориентиры могут со временем меняться. Во-вторых, тут чисто психологическая причина, заранее заставить специалиста чувствовать себя не уверенным, в этом случае его будет проще “задавить”, скажем на чуть более низкую ЗП. (Это так мысли вслух, подходы HR я не знаю).

По поводу приобретения необходимых навыков, во многих компаниях (мы уже кстати обсуждали это где-то на форуме) - есть программы по развитию молодых специалистов, когда их первое время ротируют по различным активам и позициям от бурения, разработки, до экономического отдела. Опытные специалисты, каждый год составляют для себя программу курсов, исходя из решаемых задач и проектов на этот год или ближайшую перспективу и наличия пробелов в конкретных областях. Как правило опытному специалисту нужно посетить 1-3 курса в год. Помимо курсов, обучение происходит по мере решения каких-то новых задач.

vostochka93: Российский экспат - это второй сорт за рубежом?

Я бы так не сказал. Если честно, мне не приходилось сталкиваться с таким отношением. Возможно есть некое предвзятое отношение на этапе приема на работу. И то я не думаю, что это так. Нужно понимать, что во многих случаях найм иностранного специалиста сопряжен с дополнительной бюрократией, как например оформление рабочих виз. Во многих странах есть квоты на иностранцев. Что и приводит к тому, что при прочих равных скорее возьмут местного.

Вообще в наши дни нефтяная отрасль очень интернациональная, особенно, что касается технических специалистов. С менеджерами несколько другой вопрос, да и то только из-за языка. Хороший менеджер, все же должен красиво говорить. Если английский не на высшем уровне, то развиваться в этом направлении будет несколько труднее, по сравнению с носителями языка.

visual73: Тебя устраивает твоя сегодняшняя работа? Сколько тебе нужно предложить, чтобы ты начал рассматривать предложение по работе?

Моя текущая работа меня вполне устраивает. Текущий руководитель, как настоящий менеджер, не вмешивается в технические вопросы, не говорит, как я должен решать поставленные задачи, но при этом эффективно помогает решать управленческие и стратегические задачи, в диалогах с высшим менеджментом, партнерами.

В техническом плане, актив интересный, с огромным количеством данных хорошего качества. В настоящий момент мы осуществляем реализацию проекта доразработки - установили 2 новые платформы, бурим, по мере бурения корректируем планы, оцениваем перспективы дальнейшего развития.

У нас прекрасный дружный коллектив, и что немаловажно отличная столовая)))

На вторую часть вопроса отвечу так, что финальная цифра по ЗП хотя и очень важный параметр при выборе работодателя, но не всегда является определяющим. Нужно же всегда принимать во внимание и другие факторы. К примеру, насколько комфортно будет тебе и членам твоей семьи на новом месте, если это связано с переездом. Сможет ли супруга найти работу на новом месте. Насколько нравится сама работа, система управления в компании и пр.

visual73: Корпорация. Не устал биться головой о стену? Говорят, что в зарубежных компаниях тоже бьются…

На самом деле, Hess корпорацией в полном понимании этого слова назвать нельзя. Компания относительно мелкая, а после того, как распродали часть активов, и выделили переработку в отдельную компанию, тем более. Хотя, начиная с 2009 года, после того, как в компанию пришел экс-Шелловский менеджмент бюрократии поприбавилось. Ее сейчас несколько больше, чем обычно бывает в компаниях подобного размера, но не так, чтобы она уж она совсем тормозила процессы.

В крупных компаниях, думаю, биться практически бесполезно - ты всего лишь винтик одной большой машины, которая с тобой или без тебя будет продолжать работать по давно выстроенному принципу. И это придется либо принять, как должное, либо искать работу в другом месте.

visual73: Не планируешь вернуться в РФ?

Отвечу так, что иммигрировать куда-либо, чтобы осесть окончательно я пока не планирую. Если будет возможность буду пробовать работать в разных странах с разными активами, буду набираться опыта. А потом видно будет.

Сейчас все немного изменилось, если раньше многие рвались за рубеж, чтобы окончательно там остаться, то теперь нередко спустя некоторое время возвращаются назад в Россию, но уже на совсем другие условия. Да и условия оплаты труда в России меняются в лучшую сторону.

12
visual73 2142 11
Мар 14 #1

Молодец, интересное интервью!

Оптимистично и целеустремлённо. Можно записывать в раздел "История успеха" и писать книгу :-)

Удачи!

P.S. Как на счёт написать что-нибудь интересное в научный журнал (SPE или любой другой)?

jedi72ru 182 7
Мар 14 #2

Спасибо за интервью, очень интерестно и живенько получилось  :)

TealGlass 167 5
Мар 14 #3

классное интервью, спасибо

Stroncz 566 12
Мар 14 #4

Мегареспект за интервью!

Отличнейший пример того, что можно добиться карьерных высот в нефтянке не имея никакого блата )) И как здорово, что томский ХВ стал трамплином в карьере для многих толковых ребят не из нефтяных универов.

Aleksander 231 7
Мар 14 #5

согласен, хорошое интервью получилось. кто следующий на прием психоаналитика Antalik'a? :)

Celebrity 1649 11
Мар 14 #6

vovlad,

спасибо за интервью! Интересно!

Ссылки на старый страницы и предыдущий форум заставили всплакнуть)))

vak 208 5
Мар 14 #7

Судя по всему, операция под кодовым названием "Открой личико...", удалась.

Но вызвала вопрос: какие геологические дисциплины Вам, vovlad, удалось освоить и как?

volvlad 2110 12
Мар 14 #8

Celebrity пишет:

vovlad,

спасибо за интервью! Интересно!

Ссылки на старый страницы и предыдущий форум заставили всплакнуть)))

Нас тоже ностальгия пробила) когда писали.

volvlad 2110 12
Мар 14 #9

vak пишет:

Судя по всему, операция под кодовым названием "Открой личико...", удалась.

Но вызвала вопрос: какие геологические дисциплины Вам, vovlad, удалось освоить и как?

Да собственно, у меня ничего не скрыто от публики)

Геологические дисциплины - то что преподавали в ХВ - курсы по геологии и петрофизике. Ну а затем, работая потихоньку доучивал что-то, где были пробелы. Не таком уровне на каком учат геологи, но достаточно, чтобы использовать эти знания инженеру.

vak 208 5
Мар 14 #10

Вопрос к чему: на мой взгляд сейчас геологи, инженеры, разработчики недостаточно внимания уделяют проблемам геотектоники, тектонофизики, геодинамики. Или я ошибаюсь?

volvlad 2110 12
Мар 14 #11

Я за всех ответить не могу. Но уверен, что тектонику геологи изучают.
Как инженер могу добавить, что немалое внимание, должно быть уделено - геомеханике.

vak 208 5
Мар 14 #12

volvlad пишет:

Я за всех ответить не могу. Но уверен, что тектонику геологи изучают.
Как инженер могу добавить, что немалое внимание, должно быть уделено - геомеханике.

И геомеханику обязательно, но то, что "...тектонику геологи изучают", большие сомнения. Может быть, на уровне структурной геологии. И еще сейсмики дают в своих отчетах изопахические (или изохорические) треугольники, но на этом все и кончается, т.к. выводы должны делаться подготовленными геологами.

И, в связи с этим, возникает вопрос: на некоторых месторождениях организовано наблюдение за современными тектоническими движениями (вертикальными и горизонтальными);

что они дают для оптимизации разработки?

 

volvlad 2110 12
Мар 14 #13

Я понимаю к чему Вы ведете, и если честно, отвечать не очень хочу. 
И пожалуй я оставлю этот вопрос открытым.

Для продолжения дискуссии на эту тему есть темы на форуме.

Eric_Cartman 124 9
Мар 14 #14

Владимир, скажите для IPM -  используете Petex или гидросимуляторы тоже?

И насколько развито интегрированное моделирование у нас/за рубежом. Насколько это нужно? (в России вообще не слышал чтобы использовали)

Za 40 7
Мар 14 #15

Хорошее интервью! Удачи и благополучия!!!

vak 208 5
Мар 14 #16

volvlad пишет:

Я понимаю к чему Вы ведете, и если честно, отвечать не очень хочу. 
И пожалуй я оставлю этот вопрос открытым.

Для продолжения дискуссии на эту тему есть темы на форуме.

volvladu-volya...

Хотелось бы и мне понять. к чему я веду.

Поэтому, жду в любое время на любой площадке (в т.ч. там, куда приглашал visual73).

 

volvlad 2110 12
Мар 14 #17

Eric_Cartman пишет:

Владимир, скажите для IPM -  используете Petex или гидросимуляторы тоже?

И насколько развито интегрированное моделирование у нас/за рубежом. Насколько это нужно? (в России вообще не слышал чтобы использовали)

Используем, как в связке с симуляторами, так и отдельно в зщависимости от задач.

vaque 368 10
Мар 14 #18

Очень приятное интерьвью. Спасибо. Прям как в студенческие годы окунулся.

my beautiful_hatred 106 7
Мар 14 #19

прости volvlad, но и этот комп уже давно отжат.. и здесь уже ничего не сделаешь..)

Отличное было время как ни крути, прочитал как заново отработал там.

Ностальгирующее вью. спасибо!

volvlad 2110 12
Мар 14 #20

да, хорошие были времена)

Go to top